Игорь Агамирзян: «Венчурный бизнес стимулирует развитие технологий»

фото

ОАО «Российская венчурная компания» было создано в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации для стимулирования создания в России собственной индустрии венчурного инвестирования. Компания исполняет роль государственного фонда венчурных фондов, через который осуществляется государственное стимулирование венчурных инвестиций и финансовая поддержка высокотехнологического сектора в целом, а также роль государственного института развития технологического предпринимательства для формирование эффективной и конкурентоспособной национальной инновационной системы. О том, как решаются столь глобальные задачи в РВК с нами любезно поделился руководитель Российской венчурной компании Игорь Рубенович АГАМИРЗЯН.

- Игорь Рубенович, несмотря на огромное количество публикаций, телепередач и мероприятий, посвященных теме инновационного развития страны, многие предприниматели и представители научных кругов по сей день недостаточно осведомлены об организациях, призванных осуществлять поддержку инноваций. Где они могут «зайти в кабину инновационного лифта»?

- Я думаю, что сегодня доля этих недостаточно осведомленных, как Вы сказали, граждан, уже невелика. Все меняется очень быстро, и если еще год назад нам постоянно приходилось вести некую «просветительскую работу» и отвечать на вопросы о том, что такое РВК и чем она занимается, то сегодня люди задают конкретные вопросы применительно к своему бизнесу, своему производству, своим научным идеям. Инновационный лифт уже в действии, и об этом известно участникам рынка.

Мы всячески способствуем усилению динамики инновационного движения в стране, и для этого необходимо, как минимум, систематизировать пока несколько разобщенно действующие и фрагментарно существующие центры поддержки инноваций. Именно с этой целью мы недавно на кампусе МГИМО провели совещание, в котором приняли участие представители ассоциаций в сферах технологий и инноваций, коммуникаций, финансов и консалтинга. На совещании было принято решение о создании Совета глав ассоциаций, который будет действовать как эффективный инструмент в построении системы взаимодействия, направленной на выстраивание диалога между всеми участниками российского рынка инноваций. Это будет новый ресурс для распространения знаний, информации, лучших мировых кейсов внутри отраслей, вовлеченных в инновационный процесс.

Кроме того, уже почти год действует Инфрафонд Российской венчурной компании, функциональные задачи которого перекликаются с задачами вновь созданного Совета, так как ключевой задачей Инфрафонда является развитие рынка специализированных сервисов и услуг, необходимых технологическим компаниям для эффективного ведения деятельности и их ускоренного развития, и работа там идет весьма активно.

- Игорь Рубенович, несмотря на эти и другие меры, направленные на поддержку инноваций, далеко не все, заслуживающие должного внимания российские изобретения дойдут до реального воплощения в нашей стране. Такова реальность. Не секрет, что западные венчурные инвесторы довольно активно интересуются нашими стартапами и уводят изобретения из России. Это не повод для грусти?

- Никоим образом. Это вполне нормальный и естественный процесс. Более того, в отдельных случаях это даже хорошо. Термин «долина смерти», как известно, означает долгий и трудный путь от изобретения инновационного продукта до его запуска в массовое производство. И родился этот термин в США, высокотехнологичной развитой стране. Что уж говорить о России, которая, несмотря на мощные, ускоренные темпы инновационного движения, все же пока отстает по своему технологическому уровню? Поэтому, исходя из позиции, что все мы живем в одном доме, и этот дом – наша Земля, мы приветствуем стремление иностранных инвесторов «вложиться» в те или иные русские инновации, особенно в том случае, когда наша российская инфраструктура не готова к их реализации. Процессы интеграции, научной и технологичной диффузии идут и будут идти все интенсивней. Мы считаем, что приход денег западных венчурных фондов в российские стартапы — это очень положительное явление, поскольку, так или иначе, это помогает россиянам выходить на глобальные рынки. Но, это, скорее, единичные случаи, а не массовое явление, и говорить об устойчивом инвестиционном потоке со стороны других государств еще рано.

Сегодня в России венчурное инвестирование осуществляется, в основном, за счет денег государства. Когда, по Вашему мнению, доля частных венчурных инвесторов станет реально ощутимой?

Венчурные инвестиции вряд ли станут в ближайшее время привлекательными для массовых частных инвесторов, так как слишком велики риски, к чему массовый инвестор не готов. Если, к примеру, мы обратимся к опыту США, то увидим, что за последние 50 лет доходность венчурных инвестиций в экономику США составила там «минус» 0,2 процента. То есть, в усредненных параметрах венчурные инвестиции убыточны и уступают по надежности даже малодоходным гособлигациям. Тем не менее, таким усреднением результатов успешность венчурной отрасли измерить нельзя. Были среди венчурных инвесторов и те, кто невероятно выиграл, вложившись в Apple, Google, Microsoft и другие компании, как были и те, кто потерял свои деньги.

Мы ждем прихода на российский венчурный рынок квалифицированных инвесторов, знающих и понимающих рынок венчурных инвестиций, умеющих просчитывать риски и идти на них. Мы считаем, что будет оптимально, если в ближайшие 5-7 лет в России будут созданы и начнут активно работать несколько десятков венчурных фондов, способных совокупно инвестировать в стартапы по 2-4 млрд. долл. США в год, а также появится несколько десятков тысяч бизнес-ангелов. Мы планируем, что часть новых венчурных фондов будет создана в рамках частно-государственного партнерства, и прежде всего — с участием капитала РВК и других институтов развития, например, Роснано.

Мы все постоянно слышим, что Россия обладает огромным научным потенциалом. Но, вместе с тем, довольно часто звучит, что у нас явный дефицит инновационных проектов, привлекательных для инвестирования. Как это увязать?

Тут необходимо разграничить понятия: проект и бизнес. Инвестируют, как правило, не в проекты, инвестируют в бизнесы. Путь от научной идеи до изготовления модели – эту поддержку оказывают многие структуры, фонды, например, Сколково или Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Венчурные фонды же, в том числе и фонды с участием РВК, вкладывает венчурные инвестиции в реально существующий бизнес. А дистанция от блестящей идеи до бизнеса огромна.

Со временем эта «инновационная азбука» станет известна каждому, кто так или иначе связан с инновациями, кто хочет развивать свое дело. Просто прошло еще слишком мало времени с того момента, как мы ступили на «тропу инноваций», и мы еще только учимся и впитываем в себя культуру инноваций. И этапы этого процесса отчетливо просматриваются на примерах других стран, инициировавших инновационное движение раньше нас. Мы в сегодняшней беседе уже дважды обратились к опыту США, обратимся и в третий раз. Так, для энергичного американца 60-70-х годов очевидным приложением сил ради достижения жизненного успеха было получение хорошего образования, «поступление на службу» в крупную компанию, производящую традиционную продукцию, и постепенное восхождение в ней по карьерной лестнице. Примерно такой же жизненный идеал сегодня в Японии. А для американца девяностых или нулевых годов, верящего в «американскую мечту», все драматически изменилось, выглядит совсем иначе. Совпадает лишь необходимость в получении отличного образования, а дальше американская мечта сводится к созданию технологического стартапа, привлечению венчурных или бизнес-ангельских инвестиций и продаже компании стратегическому инвестору. А затем - учреждение нового стартапа.

Подобное мышление – плод много лет прививаемой американским гражданам культуры инноваций и предпринимательского духа. В России тоже произойдет аналогичная смена установок. Ученый или инженер перестанут считать, что кто-то (государство или частный бизнес) должен дать им денег для проведения исследований или разработок ради удовлетворения их собственного любопытства, а начнут думать, как коммерциализировать свои знания и умения, как создать успешный технологический бизнес, как вписаться в уже существующую в России систему, созданную специально для поддержки его инновационных идей. И тогда появится действительно много потенциально прорывных инновационных проектов, превращающихся в бизнесы, в которые можно будет инвестировать.

- Будем надеяться, что скоро все так и будет.


Рейтинг: 0.0/10 (0 голосов всего)


БИЗНЕС-ИНТЕРВЬЮ »

Надежда МАЛЕНКОВА: Моя задача – чтобы все наши жильцы были довольны

Надежда Валерьевна Маленкова – руководитель крупнейшей управляющей компании в г. Оренбурге и признанный эксперт в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Многократно была награждена за высокие профессиональные показатели работы и большой вклад в развитие регионального рынка ЖКХ....

Леонид ПЕТРОВ: Самое тонкое место в нашей экономике - это кадры

Вопросы бесперебойного энергообеспечения актуальны всегда. А в таком особом регионе, как Калининградская область, они более чем актуальны. С недавним вводом в эксплуатацию Калининградского хранилища газа (ПХГ), первого в системе «Газпрома» хранилища в соляных кавернах, энергетическая безо...


Призвание - дарить людям красоту

Как красиво сказать о своей любви, не используя слов? Какой подарок преподнести близкому человеку, чтобы показать, насколько он дорог? Как поздравить со значимым событием или достижением? Что преподнести на юбилей, свадьбу, рождение малыша? Лучшим подарком во все времена всегда были ювели...

Василий НИКОЛЕНКО: Миссия компании «Есения-мебель» – обеспечение комфортных условий для учебы и воспитания детей

Оснащение детских дошкольных учреждений мебелью, соответствующей всем санитарно-гигиеническим требованиям и ГОСТам, да к тому же еще яркой, красивой, комфортной – задача не простая. Но те, кто доверяет это важное дело краснодарской компании «Есения-мебель», решают эту за...